Беларусь

Интересные факты из истории

1. Какие древние племена были нашими предками?

Уже в глубокой древности на белорусской земле жили разные, преимущественно индоевропейские, племена. Во второй половине 1-го тысячелетия от Рождества Христова наш край начали заселять славянские племена, которые стали причиной славянизации местных балтов. Славяно-балтский синтез вел к формированию старобелорусского этноса.   

Согласно летописям и археологическим исследованиям южную и центральную часть Беларуси занимали драговичи (дреговичи), Посожье (устье Сожа) – радзимичи, Подвинье и северное Поднепровье – кривичи. Они составляли союзы племен, имели свои города и государства – княжества. С других племен на территории Беларуси летописи сохранили нам названия яцвези, литвы, нальшчаны и латыголы, которые жили на западе, северо-западе и севере.

Материальная и духовная культура славянских племен – предков беларусов, как свидетельствует археология, мало отличалась между собой. Исключение составляют украшения, особенно металлические кольца. У дреговичанок это были зерненные большие кольца, у кривичанок – браслетоподобные кольца, а на Посожье носили кольца семилучные.

Важнейшую роль в нашей древней истории сыграли кривичи. Они создали первое известное из летописей белорусское государство – Полоцкое княжество. С XIII века на авансцену истории выходит Новогрудок. Беларусы Понемонья, подчинив соседнее племя Литву, заложили фундамент нашего нового государства – Великого Княжества Литовского.

С укреплением государственных институций в результате интеграционных процессов к XII веку племенное разделение в Беларуси в основном исчезает. Названия ж кривичи (Кривия), а позже литвины (Литва) начинают означать государственную принадлежность, являясь историческими этнонимами беларусов.

2. Какие белорусские государства существовали в древности?  

Элементы государственной организованности в Беларуси существовали задолго до ее письменной истории. С VI века от Рождества Христова на большую часть нашего края начинает проникать славянское население. Его смешение с местными балтскими племенами вело до формирования старобелорусского этноса и своеобразной культуры, которую археологи называют Бонцеревской (по названию городища около деревни Бонцеревщина под Минском). Есть ряд свидетельств, что наши предки уже тогда имели определенные формы государственности. Позже, с VIII века, с новой волной славянизации Беларуси с формированием Кривицкого, дреговицкого и радзимицкого племенных союзов возникают и государства. С Х века в Беларуси наиболее известными становятся Полоцкое, Смоленское и Туровское княжества. Последние вскоре попали в зависимость от Киева. Полоцкое же княжество было полностью самостоятельным белорусским государством, со всеми соответствующими атрибутами – суверенной властью князя и вече, администрацией, столицей, войском, денежной системой и т.д. Княжество проводило и свою геополитику, которая представляла из себя противостояние агрессии Киева и собственной экспансии в сторону Балтийского моря. Подчинение Полоччине целого ряда прибалтийских племен придавало ей характер империи.  

3. Было ли в Беларуси монголо-татарское иго?

После создания в начале XIII века Монгольского государства в результате завоевательной политики Чингисхана и его потомков были подчинены народы Сибири, Северного Китая, Средней Азии, Закавказья, Малой Азии, Ближнего Востока. В 1236-1343 годах были завоеваны огромные просторы Восточной и Центральной Европы, в том числе русские и украинские княжества, опустошенные земли Малой Польши, Венгрии, Моравии, Словакии, Чехии, Букавины, Молдовы, Румынии, Далмации, Болгарии… Монгольские ханы создали величайшую империю в истории мира, они организовывали военные экспедиции в Египет, Юго-Восточную Азию, Японию, на остров Ява…

Беларусь не была подчинена монголо-татарам. Сохранились известия про победные битвы наших предков с ними под Койданово в 1249 году, около Могильно, над Окунёвкой, но это скорее за все легендарные сказания, которые попали на страницы летописей значительно позже, в XVI веке. Беларусы боролись с татаро-монгольскими наездами в 1259, 1275, 1277 годах. Однако это были именно наезды, небольшие нападения. Беларусь никогда не подчинялась Золотой Орде, никогда не знала азиатской неволи. Термины «монголо-татарское нашествие», «монголо-татарское иго», «домонгольский период» и т.д. в отношении к белорусской истории – надуманные. Тут в отличие от, скажем, русских земель, которые 240 лет входили в состав Золотой Орды, естественный процесс исторического развития не нарушался, благодаря чему, например, еще столетиями жило вече – институция средневековой демократии, тем временем как в Московском государстве установилась сначала деспотия, а затем самодержавие.

В белорусской истории есть славная хроника, которая до последнего времени замалчивалась. Задолго до хрестоматийно известной Куликовской битвы, еще в 1362 году, войско Великого Княжества Литовского под командованием Альгерда разбило около Синих Вод войска трех татарских ханов. В результате украинские земли были освобождены из-под монголо-татарской неволи.

4. Правда ли, что литовцы завоевали Беларусь?

Миф про «литовское завоевание» Беларуси имеет давнюю историю, прослеживаясь аж с XVI века. Согласно нему, в середине XIII века литовские князья Эрдзивил и Мингайло, воспользовавшись тем, что белорусские земли опустошены монголо-татарским нашествием, завоевали их. И хотя позже историческая наука выяснила, что не существовало никаких ни Эрдзивила, ни Мингайло, как не было и монголо-татарского нашествия на Беларусь, сам миф про завоевание литовцами наших земель остался. Некритически воспринятый множеством каких исследователей, он таким образом укрепился в научной литературе. Вместо Эрдзивила и Мингайло были найдены другие кандидаты на роль завоевателей, в частности Миндовг, который и до сегодняшнего дня фигурирует в этой роли.

Прежде всего, нужно понять, что в значительной степени это происходит из-за терминологической путаницы в результате отождествления древнего племени литва с современной Литвой (Летувой). В действительности предками современных литовцев (летувисов) были жамойць, дзеволтва и некоторые другие племена, которых раньше беларусы называли одним наименованием – жамойты (по названию более мощного племени).

Древняя же литва жила на территории Беларуси, в районе верхнего Понемонья: между Минском и Новогрудком с востока на запад и от Молодечно до Слонима с севера на юг. Она заселяла сравнительно небольшую историческую область Беларуси рядом с Полоцкой, Туровской и Новогрудскими землями.

Поскольку Новогрудское княжество к середине XIII века достигло высокого экономического, политического и культурного развития, то оно и взяло в свои руки дело объединения белорусских земель. Присоединение литвы – первый шаг в осуществлении новогрудской объединительной политики. Это было сделано с помощью Миндовга, который появился в Новогрудке изгнанный соперниками со своих владений, так называемой «литвы Миндовга» (она находилась в районе современных Барановичей). С приязнью принятый в Новогрудке, он был крещеный в 1246 в православие и избран князем. Как отметила Ипатьевская хроника, Миндовг вскоре «зане Литву», что соответствовало стратегическим целям  Новогрудка.

Однако в результате агрессии галицко-волынских князей Новогрудку на этот раз не удалось удержать Литву. Ее окончательно присоединил в 1263-1364 годах сын Миндовга Войшалк, что и было одним из первых шагов на пути создания Великого Княжества Литовского.

Только учитывая все вышесказанное, и можно объяснить, почему Новогрудок стал первой столицей Великого Княжества. Отсюда, с верхнего Понемонья, где находилась древняя литва, и пошло название нового государства.

То, что создание Великого Княжества Литовского сопровождалось завоеванием балтских племен (нальшчанов, дзеволтвы, а позднее и жамойци), уничтожением и изгнанием их феодалов, отстраняет распространенное в науке утверждение, что возникновение этого государства диктовалось их интересами. Как видим, как раз наоборот, - оно было в интересах белорусских феодалов, что и характеризует это государство как белорусское. Не зря же дальнейшее сближение белорусских земель в процессе становления Великого Княжества шло мирным путем. Отсюда понятно, почему в Великом Княжестве Литовском доминирующее место заняла белорусская культура, а государственным языком стал белорусский.

Таким образом, никакого «литовского завоевания» Беларуси не было. В действительности, наши предки, присоединив древнюю Литву к Новогрудку, тем самым заложили фундамент своего нового государства – Великого Княжества Литовского.

5. Кто такой Миндовг?

Миндовг – белорусский князь, основатель нового белорусского государства Великого Княжества Литовского. Впервые его имя упоминается в 1219 году в сообщении летописи про соглашение с галицко-волынскими (западноукраинскими) князьями против Польши.

Защищая белорусские интересы в Прибалтике, часть которой на тот момент находились под нашим протекторатом, он примерно в 1246 году пришел на помощь куршам (которые жили на побережье Балтийского моря) в их борьбе против немецкого правления. Однако немцы разбили его, а ворвавшись следом в его владения, опустошили и разграбили их. Это обострило враждебное отношение к Миндовгу других князей литвы, и он вынужден был искать убежища в Новогрудке, где вскоре занял княжеский престол.

В 1252 году он подчинил себе всю «землю литовскую». Галицко-волынские князья оценили такой шаг как угрозу своему политическому влиянию в этом регионе. Они начали создавать против Миндовга коалицию, куда втягивали и Ливонский Орден. Чтобы разрушить эту коалицию и избавиться зависимости от галицко-волынских князей, Миндовг, проведя переговоры с магистром Ливонского Ордена Андреем Штирляндом, вместе с 600 боярскими родами крестился в католичество и в 1253 году принял от папы римского королевскую корону. Торжественное коронование состоялось в Новогрудке, который стал столицей белорусского королевства. Миндовг добился основания в Новогрудке Литовского арцибискупства с непосредственным подчинением Риму, а также заложил несколько бискупств.

Дальнейшая и не всегда успешная борьба с галицко-волынскими князьями, войны с Польшей, Пруссией и Ливонией усилили оппозицию на землях, зависимых от Миндовга. Против него сговорились жамойцкий князь Транята и нальшчанский князь Давмонт, у которого король увел жену. Кто-то из них и убил в 1263 году среди ночи сонного Миндовга и двух его сыновей.

Таким образом, Миндовг вошел в историю тем, что основал белорусское государство с названием Литва, став его королем. При нем возросло политическое значение Новогрудка, который стал первой столицей этого государства. Благодаря нему Литва получила международное признание и включилась в европейский контекст. Миндовг один из первых увидел перспективу поворота политической линии на Запад. Он проводил последовательную политику объединения белорусских земель и расширения территории хозяйствования, стремясь усилить его влияние на соседние земли и стремясь к выходу от зависимости от галицко-волынских князей.

6. Откуда идет название «Литва»?

Наименование «литва» ученые пробовали объяснить с помощью различных языков – кельтских, германских, финно-угорских, балтских. Но эти попытки не дали надежных результатов.

На сегодня самая убедительная и наиболее подтвержденная фактами версия, предложенная белорусскими историками Вацлавом Пануцевичем и Павлом Урбаном. По их мнению, литва – часть сильного западнославянского племени лютичей, которое издревле заселяло северно-восточную часть сегодняшней Германии между реками Одрой и Лабой (теперь – Одер и Эльба). После долгой и кровавой борьбы за свою землю с превосходящими силами немцев часть лютичей была уничтожена или онемечена, а часть их, спасаясь от неволи, еще в X веке двинулась на земли других славянских народов.

Переселение лютичей на белорусские просторы нашло подтверждение в скандинавских сагах, немецких народных преданиях и восточнославянских летописях. По мнению исследователей (П. Шафарика, П. Урбана), названия «лютичи» и «литва» образованы по имени князя-родоначальника Люта (от слова «люты», что в переводе означает «суровый»). В ряде славянских языков это имя произносилось и писалось еще и как Лит. Лютвой называлась литва в документальных источниках и белорусских народных сказаниях.

Поселения и реки с наименованиями Лютава, Литава, Литва встречались и встречаются на всей территории, заселенной когда-то славянами: в Болгарии и Словакии, в Польше и Северной Германии. Но больше всего – на землях Беларуси. Место, где жило раньше племя литва, точно определил наш историк Микола Ермалович. Он первый обратил внимание на группу населенных пунктов с названиями Литва в западно-центральной части Беларуси в области между Новогрудком, Минском, Слонимом и Кревом. На этом основании, анализируя летописные сведения, он очертил тут территориальное ядро Древней Литвы.

От этого ядра, с присоединением новых территорий, употребление названия расширялось и охватывало все большую территорию. Возникла новая политическая единица – земля Литовская, а затем – Великое Княжество Литовское со столицей в Новогрудке.

Литвой называли наш край (а нас самих – литвинами) все наши соседи аж до начала XX века. Эти наименования окончательно уступили свое место определениям «Беларусь», «беларусы» только после принудительного присоединения наших земель к Российской империи в конце XVIII века, во многом под воздействием русификационной политики Москвы. Поэтому в историческом плане, название «Литва», которое изначально определяло белорусское государство и наш народ, тождественно наименованию Беларусь, точно также как и «литвин» - беларус. И сами беларусы, особенно на западно-центральных территориях (около Новогрудка, Ивацевичей, Столина и в других местах) и теперь иногда называют себя литвинами.

Некоторые белорусские историки, чтобы избежать путаницы в употреблении названия Литва, предлагают нынешнюю соседнюю с Беларусью державу определять ее самоназванием «Летува», ее жителей «летувісамі», а язык «летувіскаю». В современном белорусским языке наряду с этими названиями могут использоваться «Літва», «літоўцы» и «літоўскі», по причине чего и возникает путаница в исторических исследованиях.

7. Какой язык был государственным в Великом Княжестве Литовском?

Государственным в Великом Княжестве Литовском был белорусский язык, ибо белорусский этнический элемент доминировал в политической, экономической и культурной жизни Княжества, а наши земли составляли основу его могущества.

Главное свидетельство государственности белорусского языка – обслуживание им потребностей государственного управления. Наш язык имел для этого все необходимые качества, прежде всего письменно-литературную форму, достаточно обработанную. Наибольшей точности она достигла прежде всего в сфере деловой письменности, наиболее распространенной, которая как раз и употреблялась в государственной жизни. На белорусском языке увидели свет все сборники законов нашего древнего государства: Вислицкий Статут 1423-1438, Судебник Казимира Ягайловича 1468, Статуты 1529, 1566 и 1588 годов, Трибунал 1586 года, а также большое количество документов Метрики Великого Княжества – архива, который насчитывает не одну сотню томов.

Язык наших предков исполнял государственную функцию на всей территории хозяйствования, был средством отношений между людьми различных национальностей, которые жили тут. Употребление белорусского языка в сфере официального делопроизводства было закреплено законодательно: в Статуте Великого Княжества про это был специальный артикул (раздел 4, артикул 1).

Правда, начиная с XVII века (по причине усиления польской экспансии и перенимания чужого языка шляхтой в ситуации двуязычия) наш язык постепенно начал вытесняться из государственного употребления. В конце концов, постановлением Сейма 1696 года статут государственного языка на территории Княжества был утвержден за польским языком.

8. Кто такой Альгерд?

Альгерд, сын Гедымина, в юношестве женился на дочке витебского князя Марии Ярославовне и два года прожил в городе Всесвяты, а после, до 1345 года, в Витебске. С помощью брата Кейстута, Троцкого князя, Альгерд скинул с великокняжеского престола Явнута и сам стал великим князем.

Во время его правления к Великому Княжеству Литовскому были присоединены Амстиславская, Черниговская, Киевская, Подольская, Новгород-Северская, Брянская земли. На это время выпадает и пик походов крестоносцев на белорусское государство. С помощью Альгерда в 1342 году Псков отбил поход крестоносцев. Кроме того, еще дважды, в 1348 и 1370 годах, Альгерд разбивал крестоносцев на реках Стреве и Рудаве. Одновременно он успешно сражается с Польшей и Владимирским княжеством. Белорусские войны под командованием Альгерда доходили до Москвы. Они трижды разбивали московское войско – в 1368, 1370 и 1372 году.

Во время одного из походов, потребовав с московского князя Дмитрия Иванович (позднее названного Донским) большой выкуп – как свидетельствует летопись, «дары многия, незличона золота, серебра, жемчуга, соболей», сказал великие слова: «Хоть я с тобой и замирился, но хочу еще себе такую славу сделать, что великий князь Альгерд копье свое под Москвою приклонил». И севши на коня, подъехал к городской стене и приставил к ней копье, символизируя тем полную победу.

Но наибольшего успеха Альгерд добился в войне с татарами. В битве около реки Синие Воды в 1362 году белорусское войско разбило орды подольских, крымских и дунайских татар и освободило из-под их правления украинские земли.

Летописи говорили, что этот князь «не так силой, сколько разумом воевал». Военные и политические заслуги Альгерда признавали и крестоносцы, и москвитяне, и поляки, и татары. Жизненный путь его окончился в 1377 году.  

9. Почему Витовта называют великим?  

При великом князе Витовте (1350-1430) белорусское государство стало крупнейшим европейским государством. Но тяжелый и напряженный путь был гродненского князя к великому престолу, славе и величию. Долгое время боролся он со своим братом Ягайлой, сыном Альгерда, который в 1382 году убил его отца Кейстута. Попав к Ягайле в плен, Витовту удалось сбежать с Кревского замка. Союзником в борьбе с Ягайлой, который в 1386 году был избран польским королем, Витовт избрал Орден крестоносцев. В конце концов, после ряда политических маневров он добился своего и Ягайло пришлось уступить Витовту великий престол с условием вассалитета.

Как великий князь, Витовт проводил самостоятельную политику и вынашивал планы стать королем. Трагическое поражение от татаров на Ворскле в 1399 году принудило его, однако, подписать Виленско-Радамскую унию с Польшей. Правда, благодаря этому союзу объединенные войска Беларуси и Польши позже, в 1410 году, в знаменитой Грюнвальдской битве победили в войне с крестоносцами. После этой победы к Великому Княжеству отошла Жамойць. Наибольшее значение для консолидации беларусов имело и окончательное присоединение в 1405 году Смоленского княжества, осуществленное как раз Витовтом.

Успешными оказались намерения Витовта сделать независимой белорусскую православную церковь от московского митрополита. Это произошло в 1415 году на соборе белорусских епископов, где первым митрополитом Великого Княжества был утвержден известный большой мудростью Рыгор Цамблак. Своей резиденцией он избрал первую столицу государства – древний Новогрудок.

Про величие личности Витовта особенно свидетельствуют его геополитические интересы. Во время его княжения белорусское государство имело крепкие дипломатические контакты практически со всеми западноевропейскими государствами, а также Османской Турцией, Крымским ханством и Московским княжеством.

Про многое говорит и тот факт, что император Священной Римской империи германской нации Сигизмунд I и сам папа римский Мартин V, ища поддержки Витовта в борьбе с гусицкой Чехией, предложили ему королевскую корону.

Окончательно Витовт постановил короноваться на Луцким съезде 1429 года, куда, кстати, на его приглашение приехал тот же император с женой, король Польши Ягайло, представители папского престола и византийского императора, а также посольства других государств.

Согласие Витовта принять корону из рук императора свидетельствовало не только про авторитет нашего государства и великого князя в Европе, но и про завязывание нового военно-политического союза Великого Княжества Литовского со Священной Римской империей. Это, конечно, очень испугало врагов Княжества, прежде всего польских магнатов, которые как огню боялись дальнейшего укрепления нашего государства.

В конце сентября 1430 года на коронацию нашего государя в столицу Великого Княжества съехались многочисленные гости: великий князь московский, князь мазоветский, перекопский хан, валахский государь, послы византийского императора, митрополит Фоций, магистры прусский и ливонский, и многие другие. Все терпеливо ждали, пока постаревший Витовт поправится от болезни и встанет с постели. Но судьба распорядилась иначе: 27 октября он умер в Троках.

Что же касается короны, которую везли из Германии в Вильню (современный Вильнюс), то есть версия, будто бы поляки, услышав про тяжелую болезнь Витовта, осмелели и перехватили ее по дороге, обобравши при этом до нитки и императорских послов.

10. Когда в Беларуси поселились евреи?

Евреи впервые появились в нашем краю еще во время княжения Всеслава. Позже, в XIV веке, когда в Западной Европе (Германии, Испании и др.) началось массовое преследование евреев, они находили укрытие в Великом Княжестве Литовском – стране, где достаточно толерантно относились к людям разной веры. Их первые сообщества возникли тут в конце XIV века в Бресте і Гродно. С другой половіны XVI века, после интенсивной миграции из Германии и Польши, евреи начали занимать заметное место в этнической структуре населения Беларуси.

После аннексии Российской империей, наши земли вошли в так называемую «зону оседлости», за пределами которой царское правительство в 1794 году запретило евреям селиться. Перед Первой мировой войной их численность составляла около 14% всего населения Беларуси. Большинство же из них жили в городах и городках (нередко их тут было до 50-60%).

Белорусские евреи занимались ремеслами, торговлей, частным предпринимательством. Они жили замкнутыми территориальными общинами – кагалами. После отмены в середине XIX века кагальной системы много кто из них начал отказываться от традиций своего этноса, усваивать достижения европейской культуры. В это время возникла новая еврейская литература на языке идиш (который на себе почувствовал, кстати, заметное влияние белорусского языка).

В 20-х годах XX столетия этот язык был одним из государственных языков БССР. На идиш выходили журналы и газеты, были еврейские отделы в Институте белорусской культуры и Белорусской Академии наук, в музеях, работали театры, образовательные учреждения.

Во время Второй мировой войны в результате фашистского геноцида погибло 300 тысяч белорусских евреев. Если в 1926 году они составляли 8,2% населения БССР, то в 1959 году – только 1,8%. Согласно переписи 1989 года, в Беларуси насчитывалось 112 тысяч евреев, или немногим более 1%. Последнее время увеличилось количество евреев, которые эмигрируют из Беларуси в Израиль, США и другие страны.

Белорусские евреи дали миру знаменитых ученых, писателей, художников, государственных деятелей. Среди них – философ Соломон Майман (Хейман), гравёр Гершка Лейбович, классик еврейской литературы Менделе Мойхер-Сфорим, создатель языка эсперанто Людвиг Заменгоф, художник Марк Шагал, классик белорусской литературы Змитрок Бядуля (Самуил Плавник), физик-теоретик Яков Зельдович, скульптор Заир Азгур, писатель-фантаст Айзек Азимов, первый президент Израиля Хаим Вейцман, физикохимик Виталь Гольданский, основатель электронных СМИ Давид Сарнов, лауреат Нобелевской премии Арон Клуг.

11. Что такое шляхта?  

Так называлось военное сословие в Беларуси с XV века. Слово “шляхта” образовано от немецкого Schlacht, что означает “битва”. Предшественниками шляхты были бояре – панцирные, путные, конные. Белорусский боярин владел огнестрельным и холодным оружием, имел боевого коня и военное вооружение, чтобы в любой момент по призыву князя выступить в народном ополчении в «погоню» и гнать врага с родной земли. Богатейший боярин (шляхтич) приводил с собой и вооруженную дружину.

Наша шляхта с XVI века имела право на самоуправление, избирала соймы, судей, трибунал и руководителя государства – великого князя. Почти все в нашей истории, что имеет отношение к военным победам, успехам дипломатии, науки и культуры, литературы и просвещения, - связано с именем шляхты. Поскольку воевать нашему государству приходилось очень часто, количество шляхты у нас до конца XVIII века достигло 12-13% от общего числа населения.

После захвата Беларуси царской империей началось целенаправленное «расшляхечивание» нашего народа. Происходили беспрерывные бунты, заговоры и восстания против русского правления, организаторами и основными участниками которых были шляхтичи (Тадеуш Костюшко, Якуб Ясинский, Стефан Грабовский, Тамаш Волжецкий, Михал Валович, Кастусь Калиновский, Валерий Врублевский и другие). В результате – массовые высылки, лишение «дворянства», суды и расправы. В 1831 году царь Николай I издал указ, согласно которому доказательством шляхецкого происхождения считались только оригиналы привилегий. В Беларуси, что сотни лет с конца в конец горела в пламени войн, сохранить семейные архивы было, разумеется, непросто. Таким образом, на протяжении XIX века царское правительство уменьшило количество нашей шляхты до желательных трех процентов (дабы было не более, чем дворян в России).

Тем не менее, это сословие по-прежнему отыгрывало главную роль в общественной жизни Беларуси. Почти все наши знаменитые деятели культуры и науки XIX века (Адам Мицкевич, Игнат Домейко, Владислав Сыракомля, Бенедикт Дыбовский, Винцент Дунин-Мартинкевич, Иван Черский, Франциск Богушевич и много других) – с древней белорусской шляхты. С ее помощью было создано возрожденческое движение начала XX столетия (Бронислав Эпимах-Шипило, Всеволод Игнатовский, братья Иван и Антон Луцкевичи, Вацлав Ивановский, Янка Купала, Элоиза Пашкевич (Тетка), Вацлав Ластовский, Карусь Каганец, Аркадий Смолич, Франциск Алехнович, Владимир Самойло).

Белорусская шляхта испокон веков пользовалась родовыми гербами, которые были предметом чести, уважения и передавались из поколения в поколение по мужской линии. После Городельской унии 1413 года, по которой был осуществлен обмен гербами (гербовое побратимство) между шляхтой Великого Княжества Литовского и Польского Королевства, геральдическая культура Беларуси включилась в общеевропейский контекст гербовых традиций и гербового искусства. В начале XX столетия белорусская шляхта имела в употреблении около 700 родовых гербов, которые объединяли несколько тысяч родов.

Шляхетское сословие в Беларуси было ликвидировано большевиками после Октябрьского переворота 1917 года. Были оплеваны и отданы забвению вся его славная история, традиции, оригинальная культура, а также представления про шляхетскую честь и шляхетское достоинство.

12. Кто основал белорусское книгопечатание?  

Это сделал наш знаменитый соотечественник Франциск Скорина. Родился он в Полоцке в семье купца в конце 80-ых годов XV века. Первоначальное образование он получил в своем родном городе и, видимо, в Вильне. В 1504-1506 годах он учился на философском факультете Краковского университета.  

В 1512 году в Падуанском университете (Северная Италия) он первым среди восточных славян получил ученую степень доктора медицины. Как свидетельствуют исследователи, Ф.Скорина не мог получить степень доктора в торжественной обстановке, потому что у него не хватало денег на роскошную одежду. Всей роскоши он сумел противопоставить блестящий интеллект, и докторская степень была присуждена ему единогласно. Яго необычным интеллектом и талантом восхищались соотечественники.  

Как человек многогранного таланта, Ф. Скорина вскоре начал ради просвещения своего народа издательскую деятельность. 6 августа 1517 года в чешской Праге увидела свет первая белорусская печатная книга. За три года он издал там 23 книги Библии в своем переводе на белорусский язык. Вернувшись на родину, Ф. Скорина основал в Вильне первую в Беларуси типографию и выпустил тут еще две книги – в 1522 и 1525 годах.

Согласно оценкам специалистов, Скориновы книги представляют исключительное явление как по количеству размещенных в них гравюр, так и по непревзойденной технике исполнения. Своей красотой и точностью они далеко опережают не только ранние церковнославянские издания, но даже и тогдашние венецианские.

Следует отметить, что в начальной истории белорусского книгопечатания достойное место занимают и имена виленских горожан Якуба Бабича и Богдана Аньковича (Онькова), которые финансировали грандиозную издательскую деятельность Ф. Скорины.

Таким образом, беларусы первые среди восточноевропейских народов получили печатную книгу на родном языке. Франциск Скорина своим примером показал, как нужно любить свой народ и уважать родной язык. Благодаря таким титанам духа, как Франциск Скорина, белорусская культура поднялась до европейских высот.

13. Когда было дано начало белорусскому конституционному праву?  

Разработка конституционного права в Беларуси началась еще в XIV веке в общеземских и областных привилегиях,  но в них были только отдельные нормы, которые гарантировали и обеспечивали права шляхты. Исходным моментом в развитии конституционного права в нашем государстве послужил привилегий великого князя Казимира 1447 года. Следующим этапным документом был привилегий великого князя Александра 1492 года, который можно назвать хартией вольностей, первой общегосударственной конституцией. Но наиболее полно конституционные нормы были изложены в Статутах Великого Княжества Литовского 1529, 1566 и особенно 1588 года.  

Статут 1588 года предусматривал уголовную ответственность шляхтича за убийство простого человека, провозглашал идею веротерпимости, запрещал передачу свободного человека за долги или преступление в неволю, ограничивал покарание несовершеннолетних (до 16 лет).

Через весь Статут проводится идея укрепления правового порядка, при котором все государственные органы и служебные чины обязаны действовать только в соответствии с законом. Идея законности становится приоритетной в государственной жизни Великого Княжества XVI-XVIII веков.

Характерно, что Статут 1588 года фактически игнорировал акт Люблинской унии, укреплял и юридически оформлял независимость белорусского государства. Он обязал правительство вернуть отлученные от Великого Княжества земли, запрещал назначать на государственные должности и наделять землей «чужеземцев и иностранцев», в том числе и поляков, сохранял обособленность государственных органов, войска, законодательства, экономики и финансов.

Статут 1588 года был напечатан в Вильне, в типографии Мамоничей, на белорусском языке, а после неоднократно переводился на другие европейские языки – польский, немецкий, французский, латинский, украинский, русский. Он завершил кодификацию права в Великом Княжестве. По точности и логичной завершенности ему не было равных в тогдашней Европе. А провозглашение идеи верховенства права в период феодализма свидетельствовало о зарождении новой государственно-правовой теории.

Наш Статут значительно влиял на законотворчество соседних народов: его использовали при кодификации прусского права, он был источником права в Польше и Украине, использовался в судах Латвии и Эстонии. Многие артикулы Статута без изменений перешли в российское «Соборное уложение».

Все это свидетельствует про высокий уровень развития юридической мысли и государственных институций Беларуси в ее «золотой век».

14. Что такое Великое Княжество Литовское?  

Великое Княжество Литовское – это средневековое белорусское государство, что образовалось в XIII веке на Новогрудской земле. Укрепление ее происходило на экономической и культурной почве древних белорусских княжеств – Полоцкого, Турово-Пинского и Смоленского.

Жамойты (или, как они себя сегодня называют, летувисы) к возникновению Великого Княжества Литовского не имели никакого отношения. Создание его диктовалось интересами белорусских феодалов, наши древние земли создали основу экономического и военного могущества Княжества, доминирующее место в котором занимали белорусский язык и культура, а государственное законодательство развивалось из традиционного (обычаевого) права древних славянских народов. Таким образом, определение этого государства как белорусского имеет под собой крепкую основу.

В своем развитии Великое Княжество прошло три основных этапа: становления и укрепления – XIII - XIV века; расцвета и наивысшего могущества – XV - первая половина XVII века; постепенного ослабления и угасания – вторая половина XVII века – конец XVIII века.

Начальный этап становления нового белорусского государства характеризовался мощными централизационными тенденциями Новогрудка, его постоянной борьбой с Жамойтией, Галицко-Волынской землей, а также с крестоносцами – Ливонским и Тевтонским орденами. Великое Княжество постоянно стремилось к расширению своих границ путем завоеваний во времена Альгерда (1345-1347) и Витовта (1392-1430). Просторы государства увеличивались и путем мирного перехода под его юрисдикцию соседних государств, ярчайший пример чего – добровольное присоединение к Княжеству в 1559-1560 Инфлянтов, которые искали спасения от Московского княжества.

Экспансионистская политика Великого Княжества, вхождение в его состав огромных просторов Восточной Европы придавало нашему государству характер империи. Особенно это касается времен Витовта, когда власть монарха была неограниченной, границы государства достигали Балтийского и Черного морей, а под его протекторатом находились Великий Новгород, Псков и Рязань.

Да и позже Княжество объявляло свои претензии на первенство в славянском мире и не только в нем, например в период княжения Степана Батуры, когда даже появился план крестового похода «через Москву на Турцию». Но сказанное, видимо, меньше всего касается второй половины XVII-XVIII века, когда Великое Княжество Литовское переживало глубокий упадок и постепенно утрачивало свои земли.

В зависимости от государственно-политических границ страны уточнялось и ее официальное название. В XIII-XIV веках она называлась Великое Княжество Литовское, а чаще всего – просто Литва, а после присоединения украинских земель государство получило название Великое Княжество Литовское и Русское. Затем, с вхождением в его состав Жамойти, а позже Инфлянтов и других территорий, его начали именовать Великое Княжество Литовское, Русское, Жамойцкое, Инфлянтское и др. Таким образом, название государство отображало не ее федеративное строение, как об этом часто утверждают, а территориальные владения великого князя.

Политическое устройство Великого Княжества Литовского – типичная ограниченная феодальная монархия во главе с великим князем. Роль высшего законодательного органа исполнял Главный съезд (Сойм) шляхты, на который депутатов избирали через демократические выборы.

Согласно принципам государственного и административного устройства, Великое Княжество являлось унитарным государством. Различного рода центробежные стремления земель, воеводств, поветов или просто отдельных сильных феодалов расценивались как нарушение закону, государственное преступление и потому жестоко преследовались. Своеобразный феодальный «федерализм» имел место только в начале вхождения новых земель в состав государства, в определенный «переходный период», когда присоединенные территории «осваивались». Но он, как правило, со временем разрушался под натиском общей унитарной тенденции, что господствовала в белорусском государстве, особенно с конца XIV века, когда Витовт на протяжении 1392-1396 годов окончательно ликвидировал систему местного (удельного) княжения. Со второй половины XV века центростремительные процессы еще более ускоряются, ибо приобрели вес общегосударственные законы.

Таким образом, Великое Княжество Литовское – это специфическое государственное образование, которое существовало в XIII-XVIII веках в географическом центре Европы, преемником которого – после долгого времени нахождения наших земель в составе Российской империи – была Белорусская Народная Республика, провозглашенная 25 марта 1918 года, в полной мере созданная в 1919-1920 годах Белорусская Советская Социалистическая Республика, и, наконец, сегодня преемницей исторических и культурных традиций Великого Княжества Литовского является суверенная Республика Беларусь.

15. За что в мире уважают Сымона Будного?

Сымон Будны (примерно 1530-1593) – известный белорусский писатель, педагог, философ, богослов и проповедник, имя которого в XVI веке было широко известно в Англии, Германии, Италии и других странах Западной Европы.

С. Будны был чрезвычайно образованным человеком. Кроме родного белорусского языка он отлично владел классическим латинским, древнееврейским, а также греческим, старославянским, польским и другими языками, что позволяло ему углублять свои знания в античных культурах, анализировать достижения Средневековья, без трудностей знакомиться с произведениями Эразма Роттердамского, Мартина Лютера, Жана Кальвина и других западноевропейских философов и писателей.

На протяжении почти 30-летней творческой деятельности, из-под пера нашего знаменитого писателя вышли книги «Катехизис», «Оправдание грешного человека перед Богом» (Несвиж, 1562), «О главных принципах христианской веры» (Лоск, 1576), сборник «О светском государстве» (Лоск, 1583), переводы Библии (1570, 1572, 1574), Апокрифов (1570) и другие.

Особенно широкий резонанс в мире получил его переклад Нового Завета 1574 года. И это не случайно: никто из тогдашних европейских переводчиков новозаветных произведений не делал до этого такой огромной текстологической работы, как С. Будны. Благодаря феноменальным аналитическим способностям белорусского просветителя, его таланту, широкой эрудиции, точному знанию древних языков, научно-критический уровень издания Нового Завета 1574 года стал, пожалуй, самым высоким среди всех известных на то время в Европе.

Произведения Буднага пользовались большой популярностью, разумеется, и среди жителей Беларуси. Его сказания с интересом слушали мещане Вильни, Клёцка, Несвижа, Ховхлава, Заславья, Лоска, Любчи, Полоцка, Вишнёва…

Тайна такой популярности произведений С. Будного – прежде всего в их гуманистической направленности. Наш просветитель выступал за освобождение человеческого духа, за свободную созидательную работу. Он призывал всех граждан уважать государственные законы, почитать отечество и родной язык, совестно исполнять свои обязанности, жить согласно Божьим законам. Как гуманист и сторонник освобождения человека, Будны критиковал тиранию, не принимал цензуру, возмущался фактами физической расправы над инакомыслящими.

Являясь сторонником гражданского мира и социальной гармонии, просветитель стал против достаточно мощного в XVI веке движения анархистов, разрушительных идей тогдашних коммунистов – Петра Гонады, Якуба с Калиновки, Яна Немаевского и других, которые требовали ликвидации правительства, суда, армии, всех государственных институтов, существование которых, согласно их утверждениям, будто бы противоречило Божьему научению, настоящей христианской жизни.

Социально-политические и правовые идеи С. Будного повлияли на известных юристов, тогдашних государственных деятелей – Остафея Воловича и Льва Сапегу, которые определяли доктрину Статута 1588 года. Во многом благодаря С.Будному в Статуте нашли отображение идеи о презумпции невиновности, церковно-религиозной толерантности и верховенстве законов.

В девяностых годах прошлого века, Боннский университет в Германии подготовил факсимильное издание «Катехизиса» Сымона Будного, приуроченное к 400-летию со дня смерти талантливого сына белорусской земли. Его имя включено в календарь международных дат знаменитых деятелей славянской культуры ЮНЕСКО.

16. Когда была издана первая белорусская грамматика?

На ХV-ХVІІ века приходится период расцвета старобелорусского литературного языка. В тогдашней Европе, как свидетельствует историк Ё.Первольф, владение чешским и белорусским языками было знаком высшего тона. Сначала даже польская аристократия, воспитанная на манер чешского этикета, с большим уважением относилась ко всему белорусскому. Неслучайно деятели польской культуры рассматривали наш язык как источник расширения богатства своего собственного. Так, Гжегаж Кнапский, известный составитель польско-греческого словаря (1621), который был горячим поклонником чистоты родного языка, тем не менее ввел в свой словарь множество белорусской лексики.

Следует отметить также благотворное влияние белорусской книжности XV-XVII веков на становление литературного языка наших восточных соседей. Неупорядоченность тогдашнего письменного языка Московского княжества вызвала стремление к активным контактам с нашей филологической культурой, дала стимул московским книжникам обращаться к опыту старобелорусского языка, который достиг в то время высокого уровня точности, довольно органично соединив в себе книжный и разговорный манер.

Именно в это время нашим книжниками было создано пять грамматик, разных по своему характеру и предназначению: анонимная грамматика из типографии Мамоничей, грамматика-букварь Ивана Фёдорова, грамматика Лаврена Зизания, грамматика Мелета Смотритского и грамматика Ивана Ужевича.
Первая из них, под названием «Кграматыка словеньска языка» увидела свет в Вильне, в знаменитой типографии Кузьмы и Лукаша Мамоничей 8 октября 1586 года. Как отмечено в послесловии, она издана по просьбе жителей столицы Великого Княжества Литовского.

Среди предшественников этого учебника стоит отметить букварь-грамматику Ивана Фёдорова, отпечатанную в Альбове в 1574 году и переизданную в середине 90—ых годов в Вильне братьями Мамоничами.

Издательством наиболее упорядоченным, классической грамматикой собственно белорусского языка является учебник Лаврена Зизания (изданный в типографии Виленского братства в 1596 году), который равно с его «Азбукой» и «Лексисом» достойно представляют раннюю белорусскую филологию.
Вершиной же славянской лингвистической мысли эпохи Средневековья считается «Граматіки Словенския правилное синтагма» Мелета Смторитского (издана в 1619 году в Евьи, под Вильней). Эту грамматику равно с «Псалтырем рифмотворным» С. Полоцкого Михаил Ломоносов назвал «вратами своей учености». Грамматика М. Смотритского действительно была «вратами учености» - и не только для русского, но и для всех славянских народов – до появления грамматик нового времени.

Становление белорусской филологической мысли происходило в тесной связи с аналогичными процессами в Западной Европе. Особенного внимания в этой связи заслуживает латиноязычная «Граматыка славенская» 1643 года белорусского ученого Ивана Ужевича (сохранилась в рукописях, что находятся во Франции).

Создание белорусскими учеными ряда грамматик было вызвано практической необходимостью образованного общества и отображает отличную разработанность, богатство и развитость нашего языка.

17. Кто основал книгопечатание в Москве?

Книгопечатание в Москве основали наши талантливые предки – Петр Мстиславец и Иван Федорович (Федоров). Первый, как видно из его фамилии, был из города Мстислава, а другой, по мнению авторитетных исследователей, принадлежал к белорусскому шляхетскому роду, что имел герб «Шранява».
Неизмеримая заслуга П. Мстиславца и И. Федоровича в том, что они первыми в Московщине напечатали в 1564 году «Апостола», а еще через год – два «Часоўніка», открыв тем самым новую страницу в истории российской культуры, присоединив наших восточных соседей к одному из важнейших достижений европейской цивилизации – книгопечатанию. Весьма показателен и тот факт, что все печатное оборудование наши просветители привезли в Москву с родины. Это засвидетельствовал тогдашний английский посол в Москве Джильс Флетчер, который в одном из своих произведений отметил, что оборудование было привезено в Москву.

К сожалению, консервативное московское духовенство и малообразованное боярство враждебно встретили белорусских просветителей, обвинивив их в «распространении ереси». Результат этих беспочвенных обвинений не заставил себя долго ждать. В 1566 году разъяренная толпа, подначиваемая многочисленными неприятелями П. Мстиславца и И. Федоровича, полностью разрушила их типографию и едва ли не расправилась с ее хозяевами.
Увидев, что в Москве еще не созрели условия для принятия печатного слова, они были вынуждены вернуться на родину. Тут, разумеется, им не довелось долго сидеть без дела. Белорусский магнат Рыгор Хадкевич, который давно мечтал об открытии собственной типографии, пригласил П. Мстиславца и И. Федоровича к себе в местечко Заблудов (теперь – Белостокское воеводство в Польше).

Благодаря поддержке по-европейски образованного гетмана Р. Хадкевича, печатники создали в Заблудове литературно-издательский кружок, результатом деятельности которого стало уникальное Евангелие поучительное (1569) и Псалтырь с «Часаслоўцам» (1570)

Позже пути П. Мстиславца и И. Федоровича разошлись. Мстиславец переехал в Вильню, где с помощью Мамоничей основал новую типографию и выпустил еще три шикарных издания – «Часоўнік» (1574-1576), «Евангелле напрастольнае» (1575) и Псалтырь (1576). И. Федорович направился в Альбов, где в 1574 издал «Апостол» и «Азбуку». Затем он перебрался в Острог к князю Константину Острожскому. Там он издал еще одну «Азбуку» (1578), Псалтырь и Новый Завет (1580), «Хронологию» нашего талантливого поэта Андрея Римши и знаменитую Острожскую Библию 1581 года, которая стала общепризнанным символом небывалого расцвета восточнославянской культуры эпохи Возрождения.

18. Когда был основан первый университет в Беларуси?

Первой гуманитарной школой университетского типа была еще греко-латино-славянская академия в Смоленске, основанная примерно в 1130 году, и первым ее ректором стал грек Мануил. Высшим образовательным учреждением с гуманитарным уклоном была и Виленская кафедральная католическая школа,  основанная в 1387-1388 годах.

Однако первым настоящим университетом в Беларуси стала Виленская иезуитская академия. Иезуиты, приглашенные в Великое Княжество Литовское виленским бискупом Валерьяном Протасевичем в 1569 году, через год открыли в Вильне – древнем центре белорусской культуры и государственности – свой коллегиум, который в 1579 году по привилегии великого князя Степана Батуры был преобразован в академию со всеми правами европейского университета.
Контингент студентов Виленской академии составлял, в основном, беларусов. Выходцами с белорусских земель было и большинство преподавателей. Там учились или преподавали знаменитые деятели науки и культуры: проповедник и оратор Петр Скарга, поэт и теоретик литературы, «христианский Гораций» Мацей Казимир Сорбевский, историк Альберт Виюк Каелович, педагог Арон Александр Ализаровский, лексикограф Гжегаж Кнапский, математик Освальд Крюгер, писатель и филолог Мелет Смотритский, философ Мартин Смиглецкий, известный классический поэт Михал Карицкий, архитектор Лаврин Гуцевич, гордость белорусской барочной поэзии Симеон Полоцкий и другие. В разное время учениками Академии были дети белорусских магнатов и наиболее влиятельной шляхты: Радзивиллов, Сапегов, Пацев, Тышкевичей, Хадкевичей, Завишей, Валовичей…

До середины XVII века в иезуитских образовательных учреждениях (как, кстати, и в других католических, а также в униатских, православных и протестантских) языками обучения были белорусский и латинский языки. Но по мере полонизации шляхты со второй половины XVII века происходил переход на польский язык.
Кроме Академии до середины XVIII века на территории Беларуси действовали не менее 16 только иезуитских школ гуманитарного профиля, из них 9 высших – в Полоцке, Пинске, Несвиже, Гродно, Амстиславе, Новогрудке, Орше, Витебску, Бресте – и 7 полных средних – в Минске, Могилеве, Слониме, Слуцке, Жодишках, Бобруйске, Мераче. Причем высшие коллегиумы отличались от академии (университета) не уровнем образования, а только отсутствием некоторых прав, например, не были автономные, не освобождались от налогов, не могли выдавать ученые степени.

Кроме того, в Беларуси существовали многочисленные православные (как, например, высшая Брацкая школа в Вильне), униатские, протестантские образовательные учреждения, а также школы других католических орденов – пиарские, доминиканские, бернардинские.

В 1812 в академию с правами университета был преобразован высший иезуитский коллегиум в Полоцке (основанный в 1580 году). Полоцкая академия просуществовала до 1820 года и была закрыта царским правительством как «неблагонадежная». Следом за ней был ликвидирован Виленский университет (в 1832 г.) и другие стародавние гуманитарные учреждения. В Беларуси не осталось ни одной высшей школы. Вместо закрытых образовательных учреждений начали создаваться русские «народные училища» и другие русификаторские учреждения с довольно низким уровнем обучения. Деструкция образовательной системы шла вместе с приостановлением действия Статута Великого Княжества и демократических институций, сменой администрации, фальсифицированием истории края. Беларусь, таким образом, превращалась в задворки Российской империи.

19. Был ли «золотой век» в истории белорусского государства?

Восходящий, апогейный период развития нашего государства и культуры выпал на XV-XVI век. Первоисследователи золотого века, прежде всего, Вацлав Ластовский, Всеволод Игнатовский и Максим Горецкий, связывали его с наибольшим расцветом нашей древней культуры, особенно с деятельностью Франциска Скорины, его изданием книг в Праге (1517-1519) и в Вильне.

Современные же исследователи в актив талантливой письменности нашего золотого века включают богатое наследие не только на старобелорусском и церковнославянском языках, но и на латинском – языке всей средневековой Европы. При этом имеются в виду такие известные произведения, как «Прусская война» (1516) Яна Вислицкого и «Песня про зубра» (1519) Миколы Гусовского.

Золотая пора нашей культуры была связана не только с Ренессансом, но и с Реформацией, деятельностью таких заметных личностей, как Николай Радзивил Черный, Сымон Будный, Василий Тяпинский.

В XVI веке в Беларуси возникло множество образовательных учреждений. В Вильне, Несвиже, Бресте, Лоске, Любче, Тяпине и Венграве возникли типографии, вокруг которых образовывались целые литературные школы. Продукция наших печатников пользовалась широким спросом не только в Великом Княжестве, но и в странах Западной Европы.

Значительными были достижения наших предков в науке. Особенно развивалась лингвистика, история, география, астрономия, математика и медицина. А юридическая мысль Беларуси в XVI веке, как известно, достигла наивысшего в Европе уровня. Ни одна из стран-современниц не имела такого точного законодательства, как Беларусь, о чем красноречиво свидетельствует содержание Статутов 1529, 1566 и 1588 годов.

Эпоха Ренессанса в Беларуси означена небывалым взлётом искусства. У нас в то время возникают первые профессиональные театры, развивается музыкальное искусство, появляется светская портретная живопись – признак высокого уровня развития художественного искусства. В XVI веке совершенствуется иконопись, скульптура, декоративное и гравёрное искусство.

В золотую пору нашего государства чрезвычайно быстрыми темпами развивается строительство. Именно тогда были построены выдающиеся памятники нашей архитектуры: Троицкий костёл в Ишколдзи, Святодуховская церковь в Кодзени, Борисоглебская церковь в Новогрудке, фарный костёл в Гродно, костёлы Святой Анны и бернардинцев в Вильне, шедевры мирового строительства цитадели-бажницы в Супрасле, Мурованце, Сынковичах, реформаторские соборы в Сморгони, Заславье, Асташине, оборонительные системы замков в Мире, Несвиже, Новогрудке…

В эпоху Ренессанса в Беларуси происходило дальнейшее развитие металлургической и кирпичной промышленности, многочисленных ремесёл. Возникла новая, более совершенная организация труда, создавались ремесленнические цехи, где существовал принцип специализации и разделения труда.
Таким образом, золотой век в истории беларусов был. И был он золотым, прежде всего, богатством творческих результатов, их многогранностью, объемом, пафосностью всего созданного, светлой идеей Просвещения, высоким патриотизмом, человеколюбием; был и остался золотым своим громадным количеством традиций, фундаментальностью утверждения беларусов в мире.

20. Что такое «либерум вето»?

Либерум вето (в переводе с латинского означает «свобода запрета») – это право каждого посла (депутата) совместного Сейма Великого Княжества Литовского и Польского Королевства высказать несогласие с тем или иным постановлением, и этого было достаточно, чтобы отменить ее, даже если все остальные депутаты голосовали «за». Таким образом одному депутату позволялось сорвать работу всего Сейма.

Впервые такое случилось в 1652 году, и с того времени до 1764 года (когда были введены частичные ограничения прав шляхты) с 55 сеймов было сорвано 48. Шляхта считала «либерум вето» одним из главных своих приобретений. Но на деле оно в значительной степени указывало на появление политической анархии, которая парализовала государственную власть. Этим часто пользовались соседние государства (Россия, Австрия, Пруссия), заинтересованные в ослаблении нашего государства.

Либерум вето окончательно было ликвидировано Конституцией 3 мая 1791 года.

21. Каковы причины упадка Великого Княжества Литовского?

События, что привели к глубокому упадку Великого Княжества Литовского, начались в середине XVII века. В 1654 году Московское государство, осуществляя свои планы расширения земель, начала под предлогом обороны единоверцев очередную войну. За 13 лет этой страшной войны в результате боевых действий и оккупационной политики московских властей (дикие опустошения, насилие, массовый вывоз людей в неволю) страна была ввергнута в катастрофическое состояние.

Пожалуй, ни один народ Европы того времени не переживал такого демографического регресса, как беларусы: с 2,9 миллионов довоенного населения уцелели только около 1 миллиона 350 тысяч. В восточных и северных поветах Беларуси не осталось и трети населения. Хозяйство страны оказалось в ужасном состоянии, а для ее восстановления не хватало ни людей, ни средств. Пустой была половина ранее обрабатываемых земель. На Витебщине и Мстиславщине заброшенными были чуть ли не все земли.

Ослабленная Беларусь не успела восстановиться, как вновь, в самом начале XVIII века, стала побоищем очередной войны, теперь уже России со Швецией. Северная война 1700-1721 годов забрала еще около 800 тысяч жизней беларусов. И вновь пустовали пашни, стояли разрушенные и безлюдные города, дичали и зарастали лесом деревни. Производительные силы нашей страны были таким образом обращены в ничто.

В том положении глубокий упадок охватил все сферы жизни. Обострились межконфессиональные конфликты. К тому же, наша православная церковь дискредитировала себя сотрудничеством с оккупантами. С другой стороны, усиливались процессы ополячивания, которые шли через католический костел, который подпал к тому времени под мощное польское влияние и был фактически полонизирован.

Кроме того, внутренний разлад в стране усугублялся в результате абсолютизации «шляхетских вольностей», которые усиливали политическую анархию. Вместо того, чтобы спасать обессиленное государство, магнаты и шляхта срывали Сеймы, создавали политические группировки и воевали между собой.

Все это и стало причиной упадка, а позже – и потери нашей государственности.

22. Как беларусы утратили свою государственность?

Белорусское государство было ликвидировано в конце XVIII века. Этому содействовали как наши западные, так и восточные соседи.
Весной 1791 года во время Вольного Сейма польские магнаты и ополяченная белорусская шляхта, стремясь укрепить Польшу, над которой нависла угроза со стороны Австрии, Пруссии и России, заявили про необходимость введения наследственной монархии и ликвидации отдельных государственных структур Великого Княжества. С этого момента белорусское государство де-юре вошло в состав Польши. Правда, ненадолго. В мае 1792 года российская армия под командованием Кречетникова захватила Вильню и установила контроль над нашими землями. А в 1793 году Россия аннексировала центральную часть Беларуси (восточные земли были захвачены еще раньше – в 1772 году).

Временное восстановление белорусской государственности состоялось в 1794 году в период антироссийского восстания под руководством Якуба Ясинского. Но созданная тогда Верховная Литовская Рада, которой принадлежали все полномочия, просуществовала только несколько месяцев: восстание было жестоко подавлено.

В 1795 году, когда Россия окончательно присоединила белорусские земли, распоряжением Екатерины II наши земли вошли в три созданные тогда административные единицы – генерал-губернаторства: Белорусское (Полоцкая и Могилевская губернии), Литовское (Слонимская и Виленская губернии и две области – Ковенская и Гродненская) и Подольское (Минская, Волынская и Подольская губернии).

Попытки восстановить Великое Княжество Литовское предпринимались в 1811 и в 1812 годах. Хоть эти проекты и не имели заметных исторических результатов, однако они являются красноречивым свидетельством геополитической необходимости существования отдельного государства в географическом центре Европы.

Таким образом, никакого «воссоединения» Беларуси с Россией не было. Имело место насильное присоединение, в результате которого территория Беларуси отошла к России и наш народ более чем сотню лет не имел своей государственности.

23. Кто такой Кастусь Калиновский?

Винцент Константин Калиновский (1838-1864) – наш национальный герой, один из руководителей восстания 1863-1864 годов.

Родился он в шляхетской семье в деревне Мостовляны (теперь территория Польши). В 1852 году он окончил Свислочскую поветовую школу, а затем, в 1856-1860 годах, учился на юридическом факультете Петербургского университета. Во время обучения вошел в нелегальную группу, который объединял будущих борцов за волю нашего Отечества. Большое влияние на становление Кастуся как личности оказал его старший брат Виктор – отличный знаток истории Беларуси и один из лидеров революционной организации, который, к сожалению, рано умер, не успев осуществить свои планы и задумки.

С целью широкой пропаганды своих идей К. Калиновский вместе с соратниками Феликсом Рожанским, Станиславом Сангиным, Валерием Врублевским наладил перед повстанием издание первой белорусской нелегальной газеты «Мужицкая правда» (1862-1863 года, было издано 7 номеров). Газета призывала крестьян к борьбе за национальную и социальную волю, к возвращению веры предков – унии, к освобождению от российской зависимости.

Землю планировать передать крестьянам без выкупа. Это обстоятельство с самого начала восстания разделило его руководителей на «красных», сторонников радикальных изменений, и «белых», готовых к компромиссу с царизмом. Консервативная позиция «белых», которые не хотели идти на уступки крестьянам, стала фактором сужения социальной базы повстания.

С осени 1862 года Кастусь Калиновский возглавил так называемый Литовский провинциальный комитет, где решительно проводил идею независимости нашей земли от Польши. Весной 1863 года он занял должность революционного комиссара Гродненщины, а летом вернулся в Вильню и возглавил краевой повстанческий центр, который в результате жестоких карательных акций графа Муравьева был тогда сильно ослаблен. Налаженная благодаря стараниям К. Калиновского деятельность центра дала возможность удержаться повстанческой организации вплоть до весны 1864 года.

Ночью 10 февраля 1864 года К. Калиновского арестовали в Вильне, в Святоянских стенах, где он находился на конспиративной квартире Игната Витаженца. Военно-полевой суд присудил его к покаранию смертью, и 22 марта 1864 года Кастуся Калиновского публично повесили в Вильне на торговой площади Лукишки. Перед смертью он сумел переслать через тюремные решетки «Лист из-под виселицы» - свое духовное завещание, в котором высказал уверенность, что «толькі тады, народзе, зажывеш шчасліва, калі над табою маскаля ўжо ня будзе».

Есть сведения, что тело легендарного «короля Литвы», как называли его в народе, было захоронено на Замковой горе в Вильне.

24. Как получилось, что Жамойть начала называться Литвой?

Жамойть (латинская форма – Самогития, польская – Жмудь) – это историческая область по нижнем течении Немана и побережья Балтийского моря, заселенная племенами балтов. В 1422 году, во времена княжения Витовта, она была окончательно присоединена к Великому Княжеству Литовскому и стала его неотъемлемой частью. Со временем, наши предки начали называть жамойтами не только жителей собственно Жамойти, но и родственные им племена.
Условия для закрепления за Жамойтией названия «Литва» создались в XIX веке. Деятели жамойцкого национального возрождения для обеспечения своего движения исторической основой использовали – в качестве этнического – название средневекового белорусского государства Великого Княжества Литовского, а не свое, традиционное, название Жамойть (которое, кстати, широко употреблялось и в XIX веке, но не ассоциировалось с представлениями про развитую древнюю государственность).

Понятно, что они присвоили не только название «Литва», но и заявили про свои исключительные права на историческое и культурное наследие нашего древнего государства. Тем временем, наши прадеды аж до конца XIX века сохраняли самоназвание «литвины». Но, к сожалению, белорусское национальное возрождение опоздало, и началось значительно позже жамойтского. Наши деятели, начиная с Ф. Богушевича, уже не могли пользоваться традиционным самоназванием «литвины», и были вынуждены принять название, которое уже тогда было достаточно распространенным на Смоленщине, Витебщине, Могилевщине и использовалось российской печатью – «беларусы».

Окончательно название «Литва» в форме «Летува» официально было закреплено за Жамойтией 16 февраля 1918 года актом о независимости, и, таким образом, был поставлен знак равенства между Великим Княжеством Литовским и современной Литвой (Летувой). Все это и стало значимым фактором того, что в общественном сознании укоренилась мысль, будто бы современная Республика Литва – наследница Великого Княжества Литовского.

25. Когда была организована первая белорусская партия?

Осенью 1902 года группа студентов-беларусов (Вацлав Ивановский, Элоиза Пашкевич, Иван Луцкевич и др.) начала создавать в Петербурге подпольную организацию под названием Белорусская Революционная Партия. Зимой 1902/1903 года состоялся съезд представителей студенческих и ученических кружков Минска, Вильни и Петебурга, на котором была создана Белорусская Революционная Грамада, позже переименованная в Белорусскую Социалистическую Грамаду. К числу основателей БСГ кроме названных личностей также принадлежали Антон Луцкевич, Алесь Бурбис, Казимир Костровицкий, Александр Власов, Вацлав Ластовский и др. Свою ближайшую задачу БСГ определяла как свержение самодержавия и завоевание демократических свобод в союзе с другими народами Российского государства, а окончательной целью объявлялось построение социализма. По национальному вопросу в первой программе (1903 год) высказывались за создание независимой Белорусской демократической республики, а в другой (1906 год) – за государственную автономию Беларуси с Сеймом в Вильне (в составе Российской федеративной демократической республики) и культурно-национальную автономию для национальных меньшинств.

Лидеры БСГ сделали свой вклад в основание издательства «Заглянет солнце и в наше оконце» в Петербурге и первых легальных газет на белорусском языке – «Нашей доли» и «Нашей Нивы», которые издавались в Вильне. После поражения первой российской революции, БСГ фактически прекратила свою деятельность и как партия временно перестала существовать. Ее актив объединился вокруг «Нашей Нивы», которая стала центром координации и воспитания национально сознательной интеллигенции и национально-культурного возрождения народа.

После оккупации Вильни кайзеровскими войсками (1915 год) часть лидеров БСГ (братья Луцкевичи, В. Ластовский) возглавила «Белорусский комитет помощи потерпевшим от войны» и выступила с идеей возрождения Великого Княжества Литовского с Сеймом в Вильне.

На территории Беларуси, что находилась под властью России, БСГ восстановилась сразу после Февральской революции. Она была главным организатором съезда представителей национальных организаций в Минске в марте 1917 года, на котором было заявлено о создании краевой автономии Беларуси в составе Российской федеративной демократической республики. Однако Временное российское правительство откладывало решение этого вопроса до Учредительного собрания.

Летом 1917 года БСГ значительно расширилась. Кроме территории Беларуси, ее организации действовали в Петрограде, Москве, Киеве, Одессе, Саратове, Казани, Гельсингфорсе и других городах. Лидерами ее в это время были В. Адамович, П. Бадунова, Я. Варонка, Я. Дыла, З. Жилунович, А. Прушинский, С. Рак-Михайловский, А. Смолич, Б. Тарашкевич, А. Червяков. Тогда она была наиболее массовой и влиятельной партией в белорусском национальном движении.
БСГ была одним из главных организаторов Первого Всебелорусского конгресса в Минске. После его разгона деятели национально-демократического направления сделали выводы о невозможности государственно-политического решения белорусского вопроса в союзе с большевиками и взяли участие в создании независимой Белорусской Народной Республики (провозглашена 25 марта 1918 года), ориентируясь на поддержку сначала Германии, а позже – Антанты. В середине 1918 года с этого крыла БСГ оформились Белорусская социал-демократическая партия и Партия белорусских социалистов-революционеров.

Деятели левого направления во главе с А. Червяковым и З. Жилуновичем, высказав протест против разгона Всебелорусского конгресса, все же пошли на сотрудничество с большевистскими властями и настойчиво убеждали их в необходимости создания белорусской автономии на советской платформе в рамках РСФСР. С этого крыла БСГ, которое составляли в основном организации беларусов-беженцев, рабочих, военных и интеллигентов, что жили и работали в Советской России, весной 1918 года начали создаваться белорусские секции РСДРП (б), что объединялись вокруг Белорусского национального комиссариата при Наркоме по национальностям РСФСР. Таким образом, к лету 1918 года БСГ окончательно распалась.

26. Была ли БНР «марионеточным государством»?

Создание Белорусской Народной Республики было закономерным этапом в развитии национально-освободительного движения в Беларуси начала XX века. Всебелорусский конгресс, который состоялся в декабре 1917 года, высказался за автономную республику Беларусь в составе федеративной советской России. Но даже такая постановка вопроса вызвала возмущение руководителей большевистской партии, и они, как известно, использовали силу. В 1918 году лидер большевиков «Западной области», В. Кнорин писал: «Мы считаем, что белорусы не являются нацией и что этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты». Рада и Исполнительный комитет, возмущенные конгрессом, были тогда единственными представителями интересов белорусского народа.

В феврале-марте 1918 года эта Рада была пополнена представителями с мест и превращена в белорусский парламент – Раду Белорусской Народной Республики. Исполнительный комитет стал правительством БНР, которое называлось Народным Секретариатом. В него вошли Язеп Воронка, Алесь Бурбис, Иван Середа, Василь Захарко, Аркадий Смолич, Петр Кречевский, Кастусь Езавитов, Антон Овсяник, Левон Заяц.
25 марта 1918 года в 3-ей Уставной грамоте Рады БНР Беларусь провозглашалась вольным и независимым государством. Устанавливался 8-часовой рабочий день; леса, озера и недра национализировались; земля без выкупа передавалась тем, кто на ней работает. Объявлялась свобода слова, печати, собраний, забастовок, вероисповедания, неприкосновенности личности и помещения. Национальным меньшинствам на белорусской земле не было насилия: они имели право на национально-персональную автономию.

Белорусскую Народную Республику официально признали Украина, Турция, Финляндия, Австрия, Чехословакия, Литва, Эстония, Латвия, Польша, Армения, Грузия.

В конце февраля в Минск, где находилось правительство Белорусской Народной Республики, пришли войска кайзеровской Германии. Они забрали кассу Народного Секретариата, сорвали с его здания бело-красно-белый флаг, выгнали служебный персонал. Лидеры БНР были предупреждены, что оккупационные власти не допустят в Беларуси серьезной политической деятельности. Согласно договоренности с большевиками в Бресте, немцы обязаны были не признавать новых государственных образований на территории бывшей Российской империи.

Правительство БНР не придерживалось в своей деятельности и польских интересов. Оно категорически отвергало претензии западного соседа на белорусские земли. «Глава Белорусского Правительства Луцкевич, прибыв недавно в Варшаву, хочет спасти фикцию белорусской государственности и ведет переговоры с польским правительством. Правительство ведет переговоры без особого желания», - так, презрительно к беларусам, отмечалось на съезде инструкторов польской военизированной организации «Страж крэсова» в сентябре 1919 года.

Таким образом, правительство БНР заботилось только об интересах своих граждан, белорусского народа. Считать Белорусскую Народную Республику марионеткой Германии, Польши или какого-либо другого государства нет никаких причин.

27. Как Вильня (Вильно) стала жамойцким городом?

В межвоенный период (1921-1939 года) Вильня была политическим и культурным центром Западной Беларуси, ее неофициальной столицей. Тут находились офисы всех белорусских политических и общественных организаций, работали белорусская гимназия, белорусский музей, ряд научных и культурно-образовательных учреждений, редакции газет и журналов. Правда, положение все время изменялось к худшему, и перед Второй мировой войной количество их в результате шовинистической политики польских властей значительно уменьшилось.

После присоединения Западной Беларуси к БССР белорусское общество Вильни было уверено, что город будет наконец в составе белорусской республики. Официальные советские власти даже организовали массовое праздничное мероприятие по поводу присоединения Вильни «на веки веков». Была создана Виленская область, начала выходить, как и в других областных центрах, газета «Виленская правда» на белорусском языке. Но получилось иначе.

10 октября 1939 года Сталин передал Вильню с Виленским краем (это была территория с населением 457 тысяч человек) Литве. Нарком иностранных дел СССР Молотов отметил тогда: «Мы знаем, что большинство населения этой территории не литовское. Но историческое прошлое и стремления литовского народа тесно связаны с городом Вильня, и правительство СССР посчитало необходимым уважать эти моральные факторы». Понятно, что такое «добродейство» должно было быть оплачено. Сначала Москва получила право на размещение в Литве военных баз, а вскоре, как известно, и вовсе «проглотила» ее.

После присоединения Виленщины к Литве жамойцкое население города стало быстро возрастать за счет переселенцев с этнических жамойцких земель. Происходило это и благодаря притоку рабочих рук в промышленность, и в результате наплыва массы чиновничества, полиции, армии.

Положение беларусов тут стало еще хуже, чем было при поляках. Литовская пропаганда утверждала, что они не беларусы, а «потерянные литовцы», что им нужно только изменить фамилию, присоединив «-ас», «-ис» или «-ус», и научиться жамойцкому языку. Безработица среди беларусов увеличилась, они дискриминировались при устройстве на государственную службу. Те же из них, кто родился за пределами Виленщины, вообще не могли получить литовское гражданство.

Во время войны инициаторами карательных мер со стороны немцев против национально сознательных беларусов нередко были польские шовинисты. Вместе с предвоенными сталинскими репрессиями, все это стало причиной катастрофического уменьшения количества белорусской интеллигенции в Вильне. И тем не менее, в войну тут еще работали белорусская гимназия, учительская семинария, начальные школы, издавалась газета.

Согласно «Календарным запискам» Адама Станкевича, в конце войны литовцы справедливо боялись беларусов, справедливо считая, что их активный коллаборационизм, с одной стороны, и широкое сопротивление беларусов фашистской оккупации и их колоссальные жертвы – с другой, могут дать повод для послевоенного пересмотра судьбы Вильни. Но Сталин не посчитал нужным возвращаться к этому вопросу.

Окончательное уничтожение белорусской культурной среды в Вильне состоялось сразу после войны. Литовское правительство в лице министра образования Ю. Жугжды не позволило открыть тут ни одной белорусской школы, чего добивались А. Станкевич и другие белорусские деятели. Были ликвидированы белорусская гимназия, учительская семинария, знаменитый музей имени И. Луцкевича. Все это происходило одновременно с новой волной репрессий против нашей интеллигенции. Практически все белорусские национальные деятели и их семьи подпали под аресты и депортацию.

По соглашению с Москвой и Варшавой вместо белорусских школ начали насаждаться польские и русские, было налажено издание газеты «Чырвоны штандар» на польском языке. Как и раньше, польские ксендзы старались вбить в головы беларусам-католикам, что в действительности они поляки. В этом были заинтересованы и литовские власти. Они, видимо, не видели другого пути денационализации беларусов Виленщины, ибо понимали, что превратить их в жамойтов достаточно проблематично.

Тем не менее, имея целью изменить демографическую ситуацию в свою пользу, они стремились накинуть на беларусов хоть бы свою внешнюю оболочку: где только возможно, их записывали жамойтами, перекручивали имена и фамилии на свой лад (Мицкевичус вместо Мицкевч, Василявскус вместо Василевский, Овстравскайте вместо Островская, Жвирблис вместо Воробей и т.д.). Одновременно проводилось массовое переселение в Вильню крестьян с этнической Литвы. На протяжении только 1944-1946 сюда прибыло около 100 тысяч новых жителей.

Проводилась тотальная летувизация топонимики Вильни и Виленского края (Медники стали Медзенинкой, Свенцяны – Швянчонис, Салечники – Шальчынинкай, Вострая Брама – Авшрас и т.д.).

Таким образом Вильня приобрела необычное для себя обличье, впервые за свою многолетнюю историю став жамойцким городом.

28. Какая национальная реликвия ценнейшая для беларусов?

Может, сыгнет (напоминает перстень) князя Изяслава, сына Рогнеды, или перстень знаменитого князя Всеслава Чародея, при котором наше древнее государство – Полоцкое княжество – достигло наивысшего могущества? А может, рукописное Туровское Евангелие XI века или Библия Франциска Скорины? Кто-то скажет, что это – образ Матери Божьей Востробрамской или Матери Божьей Жировицкой, которым молились многочисленные поколения беларусов. А кто-то будет утверждать, что это – печать предводителя повстанцев 1863 года Кастуся Калиновского или правительственная печать Белорусской Народной Республики.

Но у нашего народа, определенно, есть богатство еще более ценное – крест, изготовленный в 1161 году мастером-ювелиром Богшем (христианское имя Лазарь) для храма Спаса в Полоцке, уникальный памятник белорусского искусства. Это и христианская реликвия, ибо в ней сохраняются капли крови Иисуса Христа, часть от Божьего креста и другие христианские святыни, присланные в древности в Полоцк из Константинополя и Иерусалима. Но прежде всего она бесценна для нас потому, что это – крест небесной заступницы Беларуси святой Евфросинии Полоцкой, нашей знаменитой просветительницы.
В годы Второй мировой войны крест исчез с нашей земли. Есть сведения, что он попал в одну из частных коллекций за океан. Долгое время поиском креста занимались только энтузиасты, теперь его ведут власти Беларуси и Интерпол.

29. Как беларусы называли себя и свой язык в древности и современности?

По-разному. Наиболее древнее историческое название нашего народа – кривичи (например, на эстонском языке наша страна называется примерно как «Балтакрывия»). Вацлав Ластовский считал, что это название родственно словам кровный, свояк по крови. Позже, с конца I тысячелетия от Рождества Христова, наши предки называли себя Русь, русины (слово скандинавского происхождения; одно из возможных первоначальных значений – племя тех, кто плавает на челнах). Этим словом назвали земли, где распространялось христианство восточного обряда. Была полоцкая Русь, киевская Русь. Когда в XV веке на политической сцене появилась Москва, ее язык стали называть московским, свой язык называя русским. В Великом Княжестве Литовском распространились названия Литва, литвины. Сами беларусы и иностранцы называли наш язык литовским или литовско-русским.

«Белой» сначала называли восточную – Владимиро-Суздальскую – Русь. Позже наименование Беларусь укрепилось за восточнобелорусскими землями – Витебщиной, Смоленщиной, Могилевщиной, а с конца XIX века россияне начали называть Беларусью всю страну. Лидеры белорусского движения начала XX века – «нашанивцы» - окончательно выбрали и начали широко пропагандировать названия беларусы, белорусский язык.
Вацлав Ластовский и Ян Станкевич с начала 20-ых годов 20-го века пропагандировали возвращение названий кривичи, кривицкий язык. Я. Станкевич, уже живя в эмиграции, с 50-ых годов укоренял названия Великолитва, великолитвины, великолитовский язык, но они не прижились.  

30. Какие города были столицами Беларуси?

Столицами первых летописных княжеств в IX-X веках были Полоцк, Смоленск и туров. После того, как Туров и Смоленск попали во временную зависимость от киевских князей, Полоцк остался единственным центром мощного белорусского государства – Полоцкого княжества. Особенно заметное политическое значение он приобрел в XI веке при Всеславе Чародее, а культурного расцвета достиг при его потомках в XII веке. После раздробления Полоцкого княжества на западе Беларуси начало формироваться новое белорусское государство – Великое Княжество Литовское. Ее столицей великий князь Миндовг сделал Новогрудок. В 1323 году великий князь Гедымин перенес столицу государства в Вильню. Вильня оставалась столицей нашего государства до конца XVIII века. Однако центром белорусской политической и культурной жизни она была почти до середины XX века. С созданием в 1918 году Белорусской Народной Республики, а в 1919 году – Белорусской Советской Социалистической Республики, политической столицей Беларуси становится Менск, переназванный в 1939 году в Минск.