Армения

Лазаревский институт — первое специализированное дипломатическое училище

Вот уже почти два века стоит в Москве в Армянском переулке великолепный особняк в стиле классицизма — дом Лазаревых. В стенах этого здания размещалось фактически первое в стране специализированное дипломатическое учебное заведение — знаменитый Лазаревский институт восточных языков, более 100 лет являвшийся одним из крупнейших центров отечественного востоковедения (он был предшественником нынешнего Института востоковедения РАН) и одновременно центром армянской культуры в России.

Лазаревский институт, готовивший впоследствии переводчиков и консульских работников для дипломатических представительств России в странах Востока, начинался как национальное армянское учебное заведение. Он произошел из частного Армянского Лазаревых училища, основанного на средства известной фамилии Лазаревых (Лазарянов). Это семейство во главе с Лазарем Лазаряном (Л. Н. Лазаревым) обосновалось в Москве в Екатерининскую эпоху.

В те годы тысячи армян, среди которых было немало предприимчивых торговцев, искусных ремесленников, врачей, прочих квалифицированных специалистов, перебирались в нашу страну по монаршему приглашению, спасаясь от притеснений в Османской империи и Персии. С восшествием в 1762 году на престол Екатерины II внешняя политика государства на восточном направлении активизировалась, началась подготовка к новым военным кампаниям против Турции и Персии. Армяне, традиционно симпатизировавшие России и видевшие в ней своего союзника, старались всемерно способствовать ее дипломатическим и военным усилиям. Не осталась в стороне и семья Лазарянов, стремившаяся отблагодарить новую родину за предоставленный приют.

В плеяде ярких личностей, окружавших императрицу, историки неизменно выделяют Ивана Лазаревича Лазарева — старшего сына Л. Н. Лазарева. В 60-е годы XVIII века он переехал в Санкт-Петербург, где быстро сделал придворную карьеру. В последней трети XVIII века Лазарев выполнял наиболее сложные и ответственные поручения дипломатического и финансового характера, включая личные поручения царицы. Он стал влиятельной фигурой при дворе Екатерины II, а позже и Павла I. Его советами не раз пользовались при определении и решении важнейших задач русской политики на Востоке. Уже в 1774 году Лазаревым было пожаловано дворянство.

В то же время представители фамилии никогда не забывали о соплеменниках, проявляя заботу об образовании и культуре своего народа. С конца 80-х годов XVIII века Иван Лазарев и его брат Еким (Иоаким) вместе с католикосом Нерсесе Аштаракеци открывали армянские школы в разных городах страны. Постепенно они пришли к мысли основать элитное армянское училище в Москве.

Еще задолго до строительства образовательного учреждения в Армянском переулке братья начали подыскивать для него преподавателей. Подбирая работников для этого заведения, обещавшего стать новым очагом армянской культуры в Европе, они меньше всего обращали внимание на национальность, вероисповедание или политические убеждения кандидатов, ставя на первое место знания и педагогические таланты. После пожара 1812 года Москва интенсивно восстанавливалась, повсюду появлялись великолепные постройки в стиле классицизма. Таков был и нынешний дом № 2 по Армянскому переулку.

Иван Лазарев к тому времени скончался, и воплощать общую идею в жизнь довелось Екиму Лазареву (1743–1826), который и стал учредителем Армянской господ Лазаревых гимназии. Закладка первого камня в основание знаменитого здания состоялась 10 мая 1814 года. В летописи института так описывается это событие: «В сие время с полною и блистательною церемониею освящено место и положен камень основания огромному учебному заведению по распоряжению Достопочтеннейшего Основателя и Попечителя Иоакима Лазаревича Лазарева и при многочисленном стечении публики».

Рождение собственно учебного заведения состоялось в мае 1815 года, когда началось преподавание разных наук «для поступивших в оное воспитанников как из армянской, так и других наций, и начало оно действовать». Строительство основных зданий ансамбля продолжалось до начала 20-х годов XIX века. К тому времени в классах гимназии занимались уже десятки учеников.

Главной целью основателей было создать высшее образовательное учреждение для армян. Впрочем, как видно из институтской летописи, и русским, и представителям других национальностей доступ туда не был воспрещен. Поэтому состав слушателей сразу же стал многонациональным. Обучение восточным языкам (армянскому, грузинскому, «татарско-турецкому», персидскому и арабскому) предполагалось изначально, однако мыслилось как своего рода придаток к основным предметам, за исключением преподавания армянского для учеников-армян.

Однако правительственные круги обратили внимание, что появление подобного заведения открывает широкие кадровые перспективы для российского дипломатического ведомства. И в 1827 году училище под официальным наименованием Лазаревых института восточных языков было преобразовано в специальное заведение, подведомственное министерству народного просвещения. Общеобразовательные предметы как бы отошли на второй план, а восточные языки стали основной специализацией. Несмотря на профильный характер института, молва о нем как о прекрасном интернате и национальном армянском училище распространилась по всей России и дошла до Турции, Персии и Индии.

Вслед за повышением статуса училища последовало и укрупнение институтских владений. В 1828 году Иван Екимович купил соседний с правым флигелем дом, принадлежавший ранее полковнику В. Ф. Салтыкову. Умело перестроенный под типографский корпус, он хорошо вписался в классический ансамбль. В 1829 году здесь работали три печатных станка, привезенные из Санкт-Петербурга. Годы спустя Лазаревы приобрели в Париже и Лондоне высококачественное типографское оборудование: шрифты для набора текстов на разных европейских и восточных языках, скоропечатные машины и матрицы. Монографии, учебники, буклеты и брошюры по разным отраслям знания издавали на 13 языках.

В 30-е годы XIX века Лазаревская типография слыла одной из лучших в Москве. Основатели обязывали правление института печатать все, что могло способствовать улучшению учебного процесса, укреплению педагогических основ «фамильного заведения». В середине столетия Лазаревы купили еще один дом, расположенный на углу Армянского и Кривоколенного переулков, и переместили туда печатное оборудование, отчего он получил название малого типографского корпуса. Примечательно, что даже после того как ансамбль зданий института окончательно сформировался, его владения продолжали укрупнять, в частности за счет некоторых домов и строений, располагавшихся на соседней территории. Например, в доме № 7 по Армянскому переулку долгие годы жили педагоги института.

Уже в 20-е годы XIX века Лазаревы добились значительных привилегий для своего заведения. Его освободили и от взимания почтового налога, и от полупроцентного сбора. Институт добился права беспошлинно и в любом количестве ввозить из-за границы книги и пособия. Основатели полагали, что их образовательное учреждение поможет «установить тесное духовное и политическое соединение обитателей Кавказа с прочими странами России». Они были уверены: с упрочнением положения училища станет возможно «доставить юношеству средства к воспитанию и образованию в науках, служащих приготовлением к государственной службе, военной и гражданской, и к поступлению в университет, академию».

Энергичная «лоббистская» деятельность Ивана и Христофора Лазаревых привела к укреплению юридических основ дальнейшего функционирования института. В 1837 году он получил все льготы и привилегии, полагающиеся правительственным заведениям второго разряда, то есть классическим гимназиям. Указ 1839 года навечно закрепил право семьи Лазаревых на звание его попечителей.

До 1848 года институт являлся именно гимназией, то есть средним учебным заведением, лишь с тем отличием, что там преподавали восточные языки. Кроме того, по ходатайству армянского католикоса (1841 год) при институте было учреждено духовное отделение, затем ввели особый коммерческий курс и учредили институт кавказских стипендиатов с видоизмененной учебной программой. Но самым знаменательным событием стало утверждение Николаем I нового устава Лазаревского института в 1848 году. Император даровал ему не только устав, но и «штаты со всеми правами и преимуществами первого разряда учебных заведений в сравнении с другими лицеями и институтами».

Этот важнейший документ, по сути, приравнял Лазаревский институт к высшим учебным заведениям. Отныне выпускники получали права и привилегии государственных служащих. На торжества по этому случаю в Армянский переулок приехали знаменитые ученые из разных университетов России и других стран, представители городских властей, делегаты от московского студенчества.

По уставу 1848 года пятилетний курс был заменен восьмилетним. Для воспитанников старшего возраста (два последних года обучения) учредили Высшие лицейские классы, где углубленно занимались восточными языками, историей и словесностью, а также русским правом. Однако преподавание восточных языков в обязательном порядке сохранялось и в первых шести классах. Выпускники института могли не только поступать в университет, но и работать в качестве преподавателей армянских школ, сотрудников министерства иностранных дел.

Кроме того, одной из главных задач стала подготовка чиновников и переводчиков для Закавказского края. Ради этого расширили учебную программу, а правительство даже ввело дополнительные казенные стипендии. Для лиц, готовящихся к духовному званию Армянской Апостольской Церкви, читали дополнительные лекции по богословию, церковной истории и т. п. В 1850 году, после смерти малолетнего внука Екима Лазарева, при институте учредили Приготовительное отделение имени Ивана Христофоровича Лазарева для учащихся младших возрастов.

В то же время значительно расширили права попечителя, Христофора Лазарева, пригласившего в совет образовательного учреждения множество своих соплеменников. Армяне стали рассматривать институт как центральное учебное заведение для воспитания своих детей в национальном духе. От состоятельных людей стали приходить пожертвования, появилась масса стипендий, в большом количестве стали поступать редкие армянские книги и рукописи.

Работой питомцев института были очень довольны русские власти на Кавказе. Высокую репутацию учебного заведения за рубежами империи поддерживали лазаревцы, работавшие дипломатами и переводчиками в посольских миссиях на Востоке. Одним из многих свидетельств авторитета этого уникального востоковедческого учреждения является шахский фирман (грамота) середины XIX столетия: «Дошло до нашего сведения, что достойнейший Иван Екимович Лазарев увеличил, усовершенствовал в Москве Лазаревский институт восточных языков, основанный его дядей и отцом… Впоследствие чего образуются в этом учебном заведении хорошие драгоманы (переводчики), столь необходимые для Персии… Мы признаем необходимым наградить Вас орденом Льва и Солнца».

В 60-е годы XIX века образовательному начальству пришла в голову идея довершить разделение института на два уровня. Низшие гимназические классы, где давалось собственно среднее образование, решили максимально приблизить к ординарным классическим гимназиям, а старшие лицейские — сделать еще более специализированными. И переустройство начальных классов началось, но привело к тому, что восточные языки (кроме армянского) стали постепенно вытесняться.

Не известно, к чему привело бы завершение реорганизации лицейских классов, однако влиятельный защитник института — сам министр народного просвещения граф Д. А. Толстой, убедил Александра II сохранить институт восточных языков.

И все же по новому уставу 1872 года учреждение фактически разделилось на два — пятиклассную гимназию и специальные классы с трехлетним сроком обучения арабскому, персидскому, турецкому языкам, а также истории, языкам и культуре стран Востока и Закавказья.

Гимназические классы (собственно институт) имели организацию и все права классических гимназий и отличались только преподаванием для армян их родного языка и закона Божия по учению Армянской Апостольской Церкви. Ученики могли быть или пансионерами, или полупансионерами.

Специальные классы восточных языков (лицей) были открыты для всех, кто имел аттестат зрелости. Окончившие курс специальных классов по второму разряду (то есть на «удовлетворительно») получали право на чин XII класса, а студенты, экзаменационные отметки которых тянули на первый разряд («отлично» и «хорошо») и которые представляли еще так называемую кандидатскую диссертацию по восточной словесности, получали право на чин Х класса.

Как обязательные преподавали арабский, персидский и «турецко-татарский» языки, а как необязательные — армянский и грузинский (однако они были обязательны для кавказских стипендиатов). Курс словесности каждого языка читали профессора, а практическое преподавание разговорной речи, которому в лицее придавали особое значение, было возложено на лекторов-ориенталистов (так называемых практикантов). К числу обязательных предметов в специальных классах относились также история Востока и русская словесность. Ввиду того что главной задачей специальных классов было «приготовлять российских драгоманов и консулов на Востоке», с 1892 года для желающих ввели курсы важнейших юридических наук, которые лазаревцы слушали вместе со студентами Московского университета.

Плата за обучение в институте составляла 50 руб. в год. Для неимущих студентов существовало пять правительственных стипендий, а для студентов-армян — особые, более крупные стипендии. Для посторонних слушателей (без различия звания и образовательного ценза) были учреждены вечерние курсы восточных языков. Почетного попечителя по-прежнему назначали «из фамилии князей Абамелек-Лазаревых».

За годы, оставшиеся до Революции, институт выпустил сотни квалифицированных дипломатов и переводчиков, плодотворно работавших в министерстве иностранных дел и в российских диппредставительствах в странах Среднего и Ближнего Востока. Выпускниками этого учебного заведения были и талантливые администраторы, включая многих кавказских стипендиатов, ставших на своей родине опорой российской политики. Прославился институт и своими научными достижениями. Он издавал пользовавшиеся большим авторитетом в научном мире «Эминовский этнографический сборник» (шесть выпусков) и «Труды по востоковедению» (1899–1917 годы).

К 1913 году собрание Лазаревской библиотеки составляло около 40 тыс. томов. Более чем за 100 лет удалось собрать уникальное, не имеющее себе равных собрание восточных рукописей, манускриптов по различным отраслям востоковедения, всевозможных монографий, планов, рисунков и географических карт.

Декретом СНК РСФСР (1919 год) институт был преобразован в Армянский, затем в Переднеазиатскнй институт, в 1920 году — в Центральный институт живых восточных языков, в 1921-м — в Московский институт востоковедения. Постановлением ВЦИК от 29 сентября 1921 года дом Лазаревых был передан в распоряжение правительства Армянской ССР и стал называться Домом культуры Советской Армении.

Летом 1950 года советское правительство перевело из Ленинграда в Москву Институт востоковедения АН СССР. Три года он занимал особняк на улице Кропоткинской, а потом переехал в Армянский переулок. Постоянно укрупнявшееся учреждение теснилось в центральном корпусе. Правительство Армянской ССР, поддержанное столичными властями, способствовало переезду института в более просторное здание на улице Рождественка. А в доме Лазаревых после масштабных восстановительных работ разместилось постоянное представительство Армянской ССР — впоследствии Посольство Республики Армения в Российской Федерации.

Армянское посольство в Москве

Михаил КАЛИШЕВСКИЙ